Греческие страдания, часть вторая

В Москву! В Москву!

«Дым отечества светлее огня на чужбине
Лукиан из Самоаты

«Где лучше – здесь или там, зависит от того, где задан вопрос.»
Симон Моисеев

«Где хорошо – там и родина»
Аристофан

Проснулся я утром ранним. Тоска вдруг как навалится на меня! Гитары моей любимой рядом нет. Кушать не подано. А мои, еще пару месяцев назад белоснежные, как снега Килиманджаро, штаны, стали невыразительно бурыми. Да еще в животе моем нежный норд-ост тонкого кишечника переходит в буйный сирокко прямой кишки. Взглянул на себя в засиженное мухами, тусклое зеркало. Будучи обыкновенно, прекрасным, как Парис, сегодня я увидел себя небритым, лохматым, с синеватыми кругами под глазами, похожим на Фавна, измотанного обезумевшими от длительного воздержания Нимфами, туды их в качель. И подумал я: загостился что-то я на этой древней земле. Да и работа меня ждала. Настоящая. Любимая.

Прихожу в ближайшее туристическое агентство. Дайте мне, говорю, билет до Москвы. А девушка мне и отвечает.

— Из Афин в Москву не каждый день самолеты летают. Может вам дать до Будапешта?

— Ну, если вы считаете, что тут нет принципиальной разницы – то давайте. – легко согласился я.

— Да нет, – говорит девушка. – Просто с Будапешта каждый день самолеты в Москву летят.

Мне было все равно. Сел я в метро и пустился в дальний путь в международный Афинский аэропорт. От конечной станции метро надо еще ехать автобусом, а у меня последняя бумажка в тысячу драхм осталась. Даю ее водителю. А бумажка старая, ветхая, как земля Эллады. Этой тысячей, наверное, еще Гомер платил своему офтальмологу. Водитель повертел в руках эту бумажку, потом оглядел меня с ног до головы. Видит: я такой же помятый, как и этот денежный знак, махнул рукой и вернул мне тысячу.

— Билет есть на самолет? Тогда бесплатно! – сказал он с доброй улыбкой на устах. У них с билетом можно доехать до аэропорта бесплатно! О! Как это мудро и человечно!

Но в назначенный час меня не пригласили на посадку. Самолет в Будапешт отменили по техническим причинам. И мне заменили билет, дали-таки на Москву. Только на следующий день. Ночь я провел в аэропорту. Но мне не привыкать!

Утром становлюсь в очередь на регистрацию, а впереди меня, кто бы вы думали? Ну, конечно же, редактор «Вечерней Москвы» Александр Куприянов. Я настолько уже привык, что он везде, что даже не удивился и на этот раз. Мы с ним как-то раз встретились случайно на острове Родос, на даче Муссолини. Поздоровались с ним тепло, как старые знакомые. Он даже меня впереди себя пропустил. Потом греческий пограничник поставил мне печать в паспорт, что, дескать, не возражает, если я уеду из Греции. Еще б он возражал. На фиг я здесь нужен?

Прощай, древня, прекрасная Эллада! Я буду часто возвращаться к тебе в своих беспокойных снах!

Прилетели в Москву, а тут зима уж на дворе. Но и пусть. Все равно, здесь – Отчизна, твой дом родной. Никакое пусть даже самое Греческое солнце, самое прозрачное Эгейское море и экзотика, не заменит мне моей маленькой квартирки, моего отчего дома. Он всегда будет для меня краше любого самого пышного кустика индийского жасмина.

И тогда я вдруг понял: для чего время от времени я устраиваю себе странную жизнь, недоедаю, недосыпаю, недопиваю, недогуливаю, недокуриваю. Когда устав от постоянной скуки и боязни быть обсчитанным бакалейщиком, обруганным контролершей, когда вдруг осознаешь, что тебе некому позвонить в минуты отчаяния и одиночества, когда твоя жизнь начинает тебе казаться обыденнее жизни молочника, ты уходишь на мгновение в чудное сновидение, в какой-то виртуальный, ирриальный мир, полный неизвестности, тревоги и пасности, населенный странными людьми, говорящими на незнакомом языке, поющими неизвестные песни. Ты на время меняешь страну, свой облик, характер, образ жизни и мысли. И там, на чужбине, твое одиночество умножается в два, три, четыре раза. Глядя на себя со стороны, ты думаешь о себе в третьем лице, и узнаешь про себя много нового. И когда ты, усталый бездомок, восстав от своих скорбей, оглядываешься назад, то видишь позади чудесную страну, замечательных людей, и понимаешь, что это твоя Родина, твои друзья и твоя жизнь и начинаешь с новой силой ее любить со всеми ее взгодами и обломами.

P.S. Вчера гуляя по вечерней Москве, вдруг поймал себя на мысли, что я бессознательно оцениваю некоторые места с точки зрения возможности там переночевать!

Греческие страдания, часть вторая: 1 комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *