Греческие страдания, часть вторая

Свинья грязь найдет, а талант – деньги!

«И массы могут чувствовать себя одинокими»
Станислав Ежи Лец

«Наркомания, это многолетнее наслаждение смертью»
Франсуа Мориак

Бреду я на следующий день по улице Вулгари в расстроенных чувствах, досадуя на себя и на плутов-албанцев. Голова раскалывается. Купил себе в палатке дешевого греческого портвешка и на ходу пытаюсь открыть. Навстречу эллин идет – топорщится, такой же, как и я, чувак. Тоже, судя, по роже, не в ладах с душой.

— Что, приятель, никак не откроешь? – говорит он мне. – Давай помогу!

Мне в эти минуты было по фигу, кто передо мной: президент, доктор, или флибустьер. Лишь бы человек хороший. Открыл он мне бутылку одним ловким ударом. Я отпил немного, ему протягиваю.

— Не, – улыбается. – Я вина не пью. Я кокаин нюхаю.

Сели с ним прямо на тротуаре. Закурили мастырку. Попыхтев пару минут, разговорились, как водится. Никасом его звали. Спрашиваю, сколько платит за понюх кокаина?

— 3-5 тысяч. Согласись, это не дорого! (Если учесть, что стакан водки стоит 2 тысячи, а проститутка – пять, то – да!) После полбутылки разговор по международной традиции на женщин перешел органично.

— Вот ты, Никас, молодой мужик. А женщина у тебя есть? – спрашиваю его деловито. — Кочерыжку-то хоть изредка паришь?

— Да нет – отвечает искренне грек, – когда я нюхну, то уже никакая баба не нужна. Нюхать лучше! – заключил он.

Я ему поведал печальную повесть о том, как басурманы меня ограбили, и что жить мне теперь не на что. Он мне и говорит.

— Что ты паришься, Санек! Здесь не пропадешь! Приходи к 6 часам к отелю «Эверест». Я тебя с друганами познакомлю. Там и девчата есть! Мы тебе и кокаином угостим, и ночлег найдем.

— А ты, случаем, не албанец?

— Нет! – смеется, – я чистокровный грек!

Вот такой добрый человек мне попался. Правда, потом его вдруг стало зело кумарить, шугняк у него пошел, отчего он стал путать английские, греческие и немецкие слова. Словом – полный клин!

— У меня что-то проблемы с английским. – признался вдруг он, стуча зубами. – Ты, по-немецки, можешь?

Я сказал «нихт», поняв, что парню пора занюхать дозу «муки». Я его даже немного проводил в сторону Омонии. А когда мы проходили мимо стоянки автомобилей, он вдруг обратился по-гречески к какому-то мужику, стоящему возле своего авто. Хозяин безмолвно пошарил в карманах и высыпал Никасу в ладонь кучу мелочи.

— Ты его знаешь? – спросил я Никаса, когда мы отошли.

— Впервые вижу. Да ты не волнуйся! Здесь все подают! Я за день, бывает, до 30 тысяч набираю!

Вот тебе раз! – подумал с горечью я. Я, понимаете ли, пою, упираюсь, на улице, а у меня от силы 15! Да, ребята! Учите греческий! Это большое дело!

rk-002-022Забили с ним стрелу, и он отвалил. А мне стало немного спокойнее. Боль в висках прошла от простого, человеческого участия и отчасти, от бутылочки красного, греческого вина.. Жизнь вновь приобретала какой-то зримый смысл. Ну, придется снова машины мыть да улицы мести. Ну и что? Пришел в одну кафешку. Сижу, грущу, но уже не сильно. Взял бутылочку греческого пива «Амстел». Тут подходит грек один, Лаброс его зовут.

— Чего ты, приятель, такой грустный?

— Да, понимаешь, брат, у меня албанцы гитару украли. А музыкант без гитары, что собака без крыльев!

— Так ты – точно музыкант?

— Зевсом клянусь, — перекрестился я.

— Не гонишь? А если гитару принесу – споешь?

— Легко!

Он исчез в недрах бара и через минуту появился с гитарой в руках. Я от радости так загорланил, что через полчаса кафе было забито посетителями. Хозяин передо мной угощение выставляет. Популярное греческое блюдо: филе вяленного соловья с шалфеем, и мелко порубленными молодыми побегами маринованного дрока и кочухую из почек жирафа, фаршированного яйцами страуса. Все как положено. Но я по-честному его предупреждаю, что, что сегодня вечером пойду кокаин нюхать.

— А зачем тебе это? – спрашивает хозяин.

— Попробовать все в этой жизни надо! – отвечаю.

— А с 20-го этажа прыгнуть не пробовал?

— Нет. Как-то не довелось.

— А как же так и не попробуешь? Ты лучше у меня играй по вечерам. Это тебе и на отель хватит и на еду. Гитару купишь себе новую. На первое время я могу тебе занять немного. А с наркухами – не связывайся, парень! Они тебя обуют так, что албанцам и не снилось.
И вот, что значит причудливая игра судьбы. Поскольку я пел песни на русском языке, то русские меня сразу по песням вычислили. Заходят два мажористых пакета. Интересно им стало, кто это в Греции русские песни поет.

— Русский? – спрашивают по-русски.

— Угадайте из трех раз!

— Откуда? Кто таков?

Из «Комсомолки» отвечаю гордо. Рассказываю о своей нелегкой судьбе. Не верят, что я из «Комсомолки». Я тогда достаю из рюкзака номер своей газеты с моим материалом и моей фотографией, где я выступаю на верблюжьих бегах верхом на молодой верблюдице. Почему я газету эту взял с собой в Грецию? Потому что на уровне интуиции знал, что мне это пригодится. Один из них Феодорос — совладелец международной туристической компании.

— Говоришь, денег на дорогу нет? А хочешь заработать? – спрашивает.

— Всегда! – отвечаю.

Короче, договорились, что я им текст пишу об Афинах на их сайт в интернете, а они мне билет до Москвы покупают. На том и порешили. Ударили по рукам. Обменялись визитками. Он мне тут же исходные материалы всучил и бабки отстегнул на билет до Москвы и сверху еще 30 баксов. Мой текст  до сих пор висит на сайте этой туристической компании.

Греческие страдания, часть вторая: 1 комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *