Греческие страдания, начало

Красоты, как и виски, много не бывает!

«Ложь, во имя ебли, является невинным лукавством, театральным фарсом, прекрасной мистерией, искусством».
(Лукиан Родосский, философ, поэт, драматург, блудодей. 3 век до н. э.)

«Хочешь бабой обладать – надо ей чего-то дать!»
(Терпсихор А. Ундыхью, практикующий проктолог, г. Агалык).

Как я понял, после холода, голода, унижения, бездомья, ангины и унизительного воздержания, пережитых мною в Британии, Сунгоркин, потрясенный суровостью испытаний, выпавших на мою долю, в туманном Альбионе, великодушно решил меня вознаградить за страдания. Видимо, интуитивно догадываясь о моей неистребимой любви к Прекрасному, он отправил меня освещать ежегодный конкурс «Мисс Пресса», который происходил по традиции на круизном теплоходе.

Я только что, в очередной раз, примерил на себя жизнь бомжа. Уныло, некрасиво, вонюче, грязно, тревожно. Но я оставался собою: спокойным, ровным оптимистом. Но, как я себя поведу в условиях буржуазного изобилия – билась изнутри, об стенки черепа тревожная мысль. Не испугаюсь ли? Не спасую ли перед обильным столом и красивыми женщинами?

Собственно конкурс для меня начался задолго до круиза. Я познакомился с одной из его участниц на выставке нижнего женского белья. (Не уверен до конца, существует ли верхнее женское белье?) Вдоволь насмотревшись белья, мы с моей новой знакомой отправились немного подружить. Дружились в одном в баре, потом в другом. И между вторым и седьмым поцелуем, я так ненавязчиво, без всякой задней мысли (у меня мысли только передние!) предлагаю ей продолжить наш саммит непосредственно у меня дома.

— Хитрый какой! – сказала она, убирая со своих персей мои нетерпеливые, непокорные ручищи. – Ты же об этом потом напишешь!

До сих пор не могу прийти в себя от ее невероятной проницательности.

А через два дня, предварительно купив себе новую испанскую гитару, чтобы, используя свои незаурядные, на мой пристрастный взгляд, музыкальные способности, зарабатывать в дороге на пропитание и питие, я приехал в Сочи и взошел на палубу теплохода » Асседо» в городе Сочи. «Асседо» – значит «Одесса» только задом наперед. Почему — наоборот, загадка!

Сложив свои нехитрые пожитки в каюте, я ввечор вышел на палубу. Там я увидел одну из участниц конкурса, одиноко курившую у борта, и задумчиво глядящую в синие воды Черного моря.

— Позвольте представиться: Мешков. Александр Мешков! – сказал я, щелкнув голыми пятками, и добавил со значением: – Член жюри!

— Что вы говорите? – всплеснула она в удивлении руками, заинтересованно глядя на меня. – Вы уже седьмой, нет, восьмой член жюри, с которым я сегодня знакомлюсь. Здесь весьма высокая концентрация членов жюри.

— Вы с ними поосторожнее, – предупредил я ее, таинственно оглянувшись по сторонам. – Тут много контрафактных членов жюри, разных проходимцев и самозванцев, которые нарочно выдают себя за членов жюри, чтобы таким образом получить ваше расположение и овладеть вами.

— Какой ужас! Спасибо вам! – с чувством пожала она мне руку. – А я-то, как дура, всем верю. Чуть было уже не отдалась.

— К сожалению, в нашей суровой действительности еще встречаются непорядочные члены. Но со мной вы будете в полной безопасности! Пойдемте быстрее ко мне в каюту!

— Э! Нет, приятель! – сказал она строго, убирая мои руки со своего стана. – Первым делом – победа на конкурсе!

Потом, много позже, я на всякий случай поочередно предложил спуститься ко мне в каюту еще двум участницам конкурса «Мисс Пресса», потом пассажиркам первого, второго и третьего класса, потом официанткам и даже женщинам, убирающим номера. Правда, никто ко мне так и не спустился. Но я не особо огорчился, потому что у меня впереди была целая вечность. Там, правда, кроме красавиц, были еще толстые, страшные бабы и старушки. Так вот, их я к себе не приглашал!

Самое интересное, что не я один был такой умный. Всю сильную половину пассажиров и команды корабля буквально лихорадило от обилия красоты и обаяния. Все мужчины в различных формах предлагали себя участницам конкурса. Но девушки были тверды как кремни и холодны, как лед.

Один великий российский певец (я без иронии говорю: как певец он велик!), на букву Г, реальный член жюри конкурса Красоты, стоя рядом со мной, провожая блудливым взглядом будущих Мисс Пресса, шумной стайкой идущих на репетицию в музыкальный салон, вздохнув, сказал с сожалением:

— Надо же! Я взял с собой только десять презервативов. Думаю, что этого будет мало.

— Не боись! – хотелось успокоить мне артиста. – Целы будут твои презервативы! Поверь моему горькому опыту! Я взял один, да и то, оказалось, много! Даже слишком!

Правда, немного спустя, озабоченные мужики успокоились, сели играть в покер и пить вино. И даже в пиратов играли. Сублимация называется.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *