В конце концов (повесть, часть 5)

часть 1 | часть 2 | часть 3 | часть 4 | часть 5

EL FIN DEL MUNDO

«Пора пришла нам умирать? Тогда скорей давай бухать!»
(Николай Сатин, рядовой военно-воздушных сил армии СССР, пианист, забияка и  бретер)

Конец света! О! Как часто я сталкивался с ним в своей жизни! Конец света наступал, когда уходила любовь, когда умирал близкий и родной человек, или в глаза тебе смотрела с улыбкой прощальной смерть с прекрасным лицом любимой женщины.
Конец света наступал всякий раз, когда ты, устав от одиночества и безысходности, сам начинал искать смерть. В сорок лет я вдруг четко осознал, что я рожден напрасно. Создать семью, у меня не получилось. Сын рос без меня. Писателем я не стал, хотя упорно пытался. Мои романы были никому не нужны. Кроме десятка моих друзей и милых, непостоянных блудниц, их никто не читал. Спортсменом не стал. Журналистом я не стал. Музыкант я херовый. Зачем жить дальше? Я хотел тихо уйти с этой Планеты. Убить себя одним ударом бритвы, прыжком с балкона, шагом под поезд, как блудница Каренина, я не решался. Но был чудный и приятный способ – спиться! И тогда я стал методично и осмысленно спиваться. Каждый день я, проснувшись, выпивал утренний стакан водки, подходил к зеркалу и говорил своему опухшему, одутловатому отражению:

— Ну что, Брат! Подожди немного. Чуть-чуть еще осталось до Конца!

Но снова являлся Спаситель, в образе карикатуриста Вани Анчукова, в журнале которого я в те пьяные времена работал, который за свой счет, силой отправил меня на лечение от алкоголизма. Как ни странно – успешно.

У Конца света женское лицо. (О ком ты будешь думать в последние минуты? Конечно о ней, единственной и любимой!) И вот сейчас она (Конеца Света) приближается в очередной раз, в виде прекрасной планеты Небиру и разлома земной коры (и, видимо, разлома коры головного мозга).

Хочется крикнуть:
— Погоди, Конеца! (Именно в женском роде! Она же женщина!) Не приходи! Не хочу! Я еще не все успел! Я еще не съел свой последний такос и буритос, не выпил последнюю пинту сервесы и две пинты текилы. Конеца! У меня много планов! Я хочу сочинять романы, песни, слогать поэмы и писать картины. Я хочу выращивать хрен и помидоры. Я еще много могу сделать доброго и прекрасного! Я еще могу успеть приблизиться к Богу! Да! И еще я хочу описать день 21 декабря!

Здесь в Мексике, я твердо решил, что, если на этот раз Смерть с благосклонной улыбкой пройдет мимо меня, то изменю свою жизнь, изменюсь сам, сменю род деятельности, перестану врать, унижаться, уйду, наконец-то из журналистики, и стану свободным человеком. Я понял состояние уставшего Пушкина: «Пора, мой друг, пора, покоя сердце просит… Проходят дни за днем, и каждый день уносит частицу бытия…. На свете счастья нет. Но есть ПОКОЙ И ВОЛЯ! Давно завидная привидится мне доля. Когда усталый раб, задумал я побег в обитель светлую трудов и сладких нег…» Я буду трудиться не для денег, не для сомнительной славы, среди сомнительных персон, не для престижа. Я буду трудиться для собственной радости и только по призыву сердца своего.

 

И вот, наконец, долгожданная Конеца Света, сверкая яркими очами фейерверков, неотвратимо надвигается на нас, чудаков, собравшихся со всей планеты в маленьком городке Чичен Ица, на последний в этой прекрасной Эпохе фестиваль Магии и Чародейства!

— Завтра надо быть всем в белых одеждах! — предупредила меня организатор Фестиваля магов, морщинистая, как печеная груша, американка и чародейка Джизель, — Так принято встречать Конец света.

— Будет сделано, шеф! — отвечаю я покорно и иду на центральный рынок (перед входом в храмовый комплекс) покупать себе белую рубашку и белые тапочки. Вона как! У этих людей, съевших собаку на Концах света, уже наработаны традиции подобных встреч.

Купил за 300 песо мексиканскую, народную белую рубашку. Что ж, раз надо, так надо! Конеца Света принято встречать в чистых, белых ризах! Завтра майанские жрецы проведут прощальное богослужение по древним канонам майя. Завтра более трех тысяч магов и жрецов, музыкантов и художников со всего света (и я!) соберутся в одном месте и зажгут одновременно прощальные свечи, попросят прощения у родных и близких, у всех, кому доставляли страдания, беспокойство и дружно перейдут в Новое Измерение. А туристы все прибывают и прибывают. На велосипедах, на машинах, пешком. Это люди, увлекающиеся духовными практиками. Они увешаны амулетами, оберегами и прочими украшениями. Честно говоря, я чувствую себя белой вороной со своим скромным православным крестиком. Вот только что понаехали тут из Квебека. По-русски не говорят, по-английски — так себе, зато шпарят по-французски, а туда же! Все обнимаются и целуются. Я тоже иногда попадаю под раздачу. И хорошо, если этого захочет девушка. А то ведь и парни норовят приобнять. Почему-то к Храмовому комплексу Чичен Ица стягиваются войска. Солдаты подъезжают на машинах, по команде строятся, по периметру древнего городка. Неужели ожидается взрыв недовольства народа майя? Жалко их. Но это все-таки лучше, чем цунами или разлом земной коры!

Сегодня во всей Чичен Ице вдруг вырубился свет и Интернет. Мы сидим в патио, с моими новыми друзьями, курим травку и горланим песни.

А я, к сожалению, не помню всех имен моих знакомых. Мы встречаемся, целуемся, как братья, которые расстаются навсегда. А как их звать, не знаю. Мало того, что эти имена замысловатые, но так их еще и много! Некоторые я записываю: «Мелани, негритяночка из Нью-Йорка», «Кристофер — священник майя», «Ягбе — проповедник из Гаити», «Чак — музыкант, у которого я брал гитару». Но потом, все равно, не вспомню, кому эти имена принадлежат. Народ продолжает съезжаться. В моем дворе поставили палатку ребята из Чили: две девушки и два парня.

«Как Конец Света встретишь, так его и проведешь!» — говорят продвинутые майя. Мы все, участники фестиваля, постоянно рассуждали о Конце Света с шутками и прибаутками. Главные темы: что будешь делать в последний час жизни планеты, мира, Вселенной? Вариантов немного. Скажу больше, он один: «Возьму виски и девушку и оттянусь напоследок!» У девушек примерно такое же желание. Странно? Да нет. По-моему, это естественно — встретить свой последний день в объятиях любимой.

Я живу этот день, в прекрасном расположении духа, несмотря на то что это последний день Эпохи. Вчера гудел весь город Чичен-Ица. Танцевали, орали песни, словно в последний раз. Я тоже орал, пел, танцевал хабанеру. Немец Ульрих плакал и бил себя в грудь. Помню. Пришел в кафе, где есть Интернет. Здесь уже полно магов. Африканец Йагбе Квалили из ЮАР (сейчас живет в Майами) проповедует свою веру (вуду), поет песни и мешает мне писать, пророчествует, постоянно обращаясь ко мне как к пастве. Его пророчества противоречат сегодняшней концепции Праздника. В них нет Конца света.

— Ты будешь жить долго и счастливо. У тебя будет много жен и детей, — сказал мне маг Йягбе.

Много жен? О! Как это прекрасно! Как мне очень хочется ему верить. Да я почти верю ему! Уж больно он убедительно говорит. Все веселы и оживленны. Я тоже оживленный.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *