Рождение теории

Альберт медленно шел по залитой осенним солнцем аллее, загребая ногами шелестящие, желтые листья. Легкий ветерок развевал его пепельные кудри. «Если гравитационные эффекты обусловлены не силовым взаимодействием тел и полей, находящихся в пространстве-времени, а деформацией самого́ пространства-времени, — то связана ли она с присутствием массы-энергии?» — в который раз задавал он себе мучивший его вопрос. Альберт уже не раз безуспешно пытался объяснить своим ученым коллегам из Принстона аномальную прецессию перигелия Меркурия. Некоторая ясность наступила после того, как в 1919 году, Артур Эддингтон сообщил о наблюдении отклонения света вблизи Солнца в момент полного затмения, что качественно и количественно подтвердило предсказания общей теории относительности. С тех пор многие другие наблюдения и эксперименты подтвердили значительное количество предсказаний теории, включая гравитационное замедление времени, гравитационное красное смещение, задержку сигнала в гравитационном поле и, пока лишь косвенно, гравитационное излучение. Кроме того, многочисленные наблюдения стали осторожно интерпретироваться, как подтверждения одного из самых таинственных и экзотических предсказаний общей теории относительности — существования чёрных дыр.

В конце аллеи вдруг возник неясный силуэт человека. Силуэт сильно покачивался. К Алеберту приближался настоящий казак, в папахе, лихо заломленной набекрень, в синих шароварах с малиновыми лампасами. Из под бекреня свисал кудрявый, слипшийся чуб, Казак остановился в двух шагах от Альберта и, внимательно присмотревшись к нему, вытащив руку из кармана, с трудом, словно кубик Рубика, сложил ладонь в бесформенный кукиш.

— На-кося! Выкуси, жидовская морда! Ик! – произнес он, слова, которые давно уже сидели в его голове, но не находили выхода.

Альберт некоторое время с недоумением смотрел на казака, пытаясь понять смысл его слов и жестов. В какой-то момент пространство вокруг Альберта вдруг озарилось неясным розовым светом, а в голове, словно на экране синематографа, отчетливой картинкой нарисовалась долгожданная формула. Нет! Не может быть!!!! Это ОНО! Не в силах сдержать себя от охватившего его восторга, Альберт подхватил казака под микитки и закружил в нелепом танце. Альберт танцевал впервые в своей жизни и оттого танец носил рудименты неких первобытных мистерий.

— Ты…. Ты… Ты не представляешь, что ты сделал!!!! Понимаешь, казак, дурашка! Казаченько ты мой, нерузумный! – чуть не плача от счастья, кричал Альберт, — Тензор Риччи, получающийся из тензора кривизны пространства-времени посредством свёртки его по паре индексов, и скалярная кривизна, то есть свёрнутый тензор Риччи, где метрический тензор, а космологическая постоянная, представляет собой тензор энергии-импульса материи, число пи, равняется скорости света в вакууме, есть гравитационная постоянная Ньютона, – сбивчиво объснял он, с трудом переводя дыхание.

— Позвольте, я поведу! – не особо вдаваясь в смысл теории, сдержал его хореографический порыв казак, обдав его ароматом свекольного самогона, и перехватывая танцевальную инициативу.

— Послушай, глупыш! – играючись, дернул казака за ус, Альберт. — Все просто! Так как все входящие в уравнения тензоры симметричны, то в четырёхмерном пространстве-времени эти уравнения равносильны скалярным уравнениям.

— Склярным? – переспросил удивленно казак, — Склярным, склярным…. Но, позвольте! А вас не настораживает нелинейность вашего уравнения?

— Нелинейность? Ну и что? – остановил на половине фуэте свой танец Альберт.

— А то, — назидательно ответил казак, поправляя сползшую папаху, — что его нелинейность является причиной невозможности использования уравнения при их решении принципа суперпозиции? Так что, оно – бесполезно, по сути.

— А! Тысяча чертей! – выругался Энштейн, но, спохватившись, поправился. – Ну, да ладно. Что теперь делать? Пусть будет так! И так сойдет!

Так неожиданно, и в то же время, обыденно, как все великое, родилась теория, перевернувшая наше представление о пространстве и времени.ждение теории

Альберт медленно шел по залитой осенним солнцем аллее, загребая ногами шелестящие, желтые листья. Легкий ветерок развевал его пепельные кудри. «Если гравитационные эффекты обусловлены не силовым взаимодействием тел и полей, находящихся в пространстве-времени, а деформацией самого́ пространства-времени, — то связана ли она с присутствием массы-энергии?» — в который раз задавал он себе мучивший его вопрос. Альберт уже не раз безуспешно пытался объяснить своим ученым коллегам из Принстона аномальную прецессию перигелия Меркурия. Некоторая ясность наступила после того, как в 1919 году, Артур Эддингтон сообщил о наблюдении отклонения света вблизи Солнца в момент полного затмения, что качественно и количественно подтвердило предсказания общей теории относительности. С тех пор многие другие наблюдения и эксперименты подтвердили значительное количество предсказаний теории, включая гравитационное замедление времени, гравитационное красное смещение, задержку сигнала в гравитационном поле и, пока лишь косвенно, гравитационное излучение. Кроме того, многочисленные наблюдения стали осторожно интерпретироваться, как подтверждения одного из самых таинственных и экзотических предсказаний общей теории относительности — существования чёрных дыр.

В конце аллеи вдруг возник неясный силуэт человека. Силуэт сильно покачивался. К Алеберту приближался настоящий казак, в папахе, лихо заломленной набекрень, в синих шароварах с малиновыми лампасами. Из под бекреня свисал кудрявый, слипшийся чуб,  Казак остановился в двух шагах от Альберта и, внимательно присмотревшись к нему,  вытащив руку из кармана, с трудом, словно кубик Рубика, сложил ладонь в бесформенный кукиш.

— На-кося! Выкуси, жидовская морда! Ик! – произнес он, слова, которые давно уже сидели в его голове, но не находили выхода.

Альберт некоторое время с недоумением смотрел на казака, пытаясь понять смысл его слов и жестов. В какой-то момент пространство вокруг Альберта вдруг озарилось неясным розовым светом, а в голове, словно на экране синематографа, отчетливой картинкой нарисовалась долгожданная формула. Нет! Не может быть!!!! Это ОНО! Не в силах сдержать себя от  охватившего его восторга, Альберт подхватил казака под микитки и закружил в нелепом танце. Альберт танцевал впервые в своей жизни и оттого танец носил рудименты неких первобытных мистерий.

— Ты…. Ты… Ты не представляешь, что ты сделал!!!! Понимаешь, казак, дурашка! Казаченько ты мой, нерузумный! – чуть не плача от счастья, кричал Альберт, — Тензор Риччи, получающийся из тензора кривизны пространства-времени посредством свёртки его по паре индексов, и скалярная кривизна, то есть свёрнутый тензор Риччи, где метрический тензор, а космологическая постоянная,  представляет собой тензор энергии-импульса материи, число пи, равняется скорости света в вакууме, есть гравитационная постоянная Ньютона, – сбивчиво объснял он, с трудом переводя дыхание.

— Позвольте, я поведу! – не особо вдаваясь в смысл теории, сдержал его хореографический порыв казак, обдав его ароматом свекольного самогона, и перехватывая танцевальную инициативу.

— Послушай, глупыш! – играючись, дернул казака за ус, Альберт, —  Все просто! Так как все входящие в уравнения тензоры симметричны, то в четырёхмерном пространстве-времени эти уравнения равносильны  скалярным уравнениям.

— Склярным? – переспросил удивленно казак, — Склярным, склярным…. Но, позволте!  А вас не настораживает нелинейность вашего уравнения?

— Нелинейность? Ну и что? – остановил на половине фуэте свой танец Альберт.

— А то, — назидательно ответил казак, поправляя сползшую папаху, — что его нелинейность является причиной невозможности использования уравнения при их решении принципа суперпозиции? Так что, оно – бесполезно, по сути.

— А! Тысяча чертей! – выругался Энштейн, но, спохватившись, поправился. – Ну, да ладно. Что теперь делать? Пусть будет так! И так сойдет!

Так неожиданно, и в  то же время, обыденно, как все великое, родилась теория, перевернувшая наше представление о пространстве и времени.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *