Архив рубрики: Любовное

Правда сказочной любви

Пришла беда, открывай ворота. Бабушка влюбилась. Влюбилась безответно, бесповоротно, беззаветно, безотчетно. Она уже неделю не могла не спать, ни пить, ни есть. Старушка ввечор задумчиво смотрела на полымя, полыхающих в печи березовых поленьев, на отблески огня в зеленоватом стекле початой бутылки домашнего елового виски, и думала свою тяжелую, словно металл иридий, думу. Читать далее

Любушка тоска

Николай Коплупайц, молодой, кудрявый, справный, ладный хлопец,  проснувшись ранним утром в своей светлице, от нечеловеческого крика первых петухов,  почувствовал неземною, необъяснимую тоску. Читать далее

Интимная тайна пестика

— Будь проклят этот несправедливый мир! – с горестью и безысходным отчаянием воскликнул Пестик, отчего с него испуганно слетел самец пчелы, удобно было расположившийся на Пестике, чтобы осуществить свое срамное, низменное желание. Пестик налил себе очередной стакан дешевой текилы. Читать далее

Старый херувим

Серые, хмурые, и безликие облака заволокли необъятные просторы небес до самого горизонта. Сквозь них с трудом, изредка, словно продираясь сквозь толстую, плотную марлю, выглядывало тусклым, светлым пятнышком солнышко. Черные, городские вороны на своем гортанном наречии беспечно горланили на лету: «Зима грядет! Зима грядет! Мы молодой зимы гонцы!» Читать далее

Интимная тайна пестика

— Будь проклят этот несправедливый мир! – с горестью и безысходным отчаянием воскликнул Пестик, отчего с него испуганно слетел самец пчелы, удобно было расположившийся на Пестике, чтобы осуществить свое срамное, низменное желание. Пестик налил себе очередной стакан дешевой текилы. Читать далее

Токарь, кузнец и скрипач

Теплая и ласковая в тот тревожный год выдалась осень. Вечер, словно тихая душевная песня струился под над речкой Клизьмою. Где-то вдали, словно утренние зарницы, светились энергосберегающие огоньки шарикоболваночного завода. А справа от него подвижными точками светлячков уносился в неведомую даль скорый поезд. Кудрявая рябинушка, словно печальная девушка, взгрустнувшая от одиночества и безнадеги, склонила свои зеленые кудри над тихими и сверкающими водами речушки Клизьмы. Читать далее